Роман Анны Ахматовой и Модильяни: что связывало гениев?

В 1964 году были опубликованы воспоминания Анны Ахматовой о её знакомстве с художником Амедео Модильяни. Небольшой очерк вышел в Италии, а за перевод отвечал литературный критик Джанкарло Вигорелли. Но даже этих (весьма скупых) сведений оказалось достаточно, чтобы исследователи начали строить свои предположения относительно того, какой характер носили отношения поэтессы и художника...

Первая встреча начинающей поэтессы и неизвестного на тот момент итальянского художника случилась в Париже в мае 1910 года, во время свадебного путешествия Николая Гумилёва и Анны Ахматовой. Гумилев часто приводил молодую жену в маленькое кафе «Ротонда», где собиралась художественная и литературная богема Парижа - будущие знаменитости. Именно там Ахматова впервые увидела Модильяни.

Изящный и аристократичный Амедео отличался особой экстравагантностью, которая сразу бросилась в глаза русской поэтессе. В их первую встречу он был одет в желтые вельветовые брюки и яркую куртку. Вид у него был нелепый, однако 26-летний художник так изящно преподал себя, что показался Ахматовой элегантным красавцем.

И летом 1911 года поэтесса решила провести несколько месяцев в Париже без мужа…

Чтобы понять, насколько Ахматова благоволила к мужскому полу, достаточно вспомнить ее любимую фразу: «Культура женщины определяется количеством ее любовников». Себя же она всегда называла: «чужих мужей нежнейшей подругой и многих безутешной вдовой». Что же касается Модильяни, то он просто обожал мимолетные отношения с представительницами прекрасного пола...

Как художник Модильяни тогда не имел признания и финансовой стабильности. Жил он в 1911 году в тупикe Фальгьера. «Беден был так, что в Люксембургском саду мы сидели всегда на скамейке, а не на платных стульях, как было принято. Он вообще не жаловался ни на совершенно явную нужду, ни на столь же явное непризнание», — вспоминала Ахматов.

Их отношения поэтесса называла предысторией жизни: короткой – Амедео, и длинной – самой Ахматовой. Модильяни восхищался способностью Анны угадывать мысли, а юная поэтесса поражалась его умению видеть мир не таким, каким видели его остальные. Художник часто водил Ахматову в Лувр, приобщая ее к своей увлеченности Египтом. Он даже рисовал картины с лицом Ахматовой в духе египетских женщин. Она послушно позировала, надевала тяжелые африканские бусы и заламывала руки над головой.

Спустя несколько месяцев, поэтессе пришлось вернуться на родину, и на прощанье Амедео отдал ей 16 картин с ее изображениями, подписанных коротким словом: «Моди». В переводе с французского -  «проклятый». Он попросил хранить их, но обещанию не будет суждено сбыться, так как совсем скоро они сгорят во время пожара и лишь один рисунок будет с Ахматовой всю жизнь…

Позже Ахматова писала, что художник создал 16 эскизов ню, но 15 из них сгорели вместе с письмами художника во время пожара в царскосельском доме в первые годы революции. Уцелел только один, тот самый, с которым поэтесса не расставалась никогда. Единственный дошедший до нас рисунок по праву считается самодостаточным художественным произведением и включен в число лучших эскизных рисунков прошлого века.

Налицо художественный диалог с одним из самых ярких и загадочных женских образов Возрождения, а именно с фигурой Ночи на саркофаге Джулиано Медичи в церкви Сан-Лоренцо во Флоренции. Этот шедевр Микеланджело не зря считается олицетворением власти женщины в то время суток, когда миром правят иные силы. Но в отличие от напряженной позы "Ночи", как бы соскальзывающей со своего наклонного ложа, фигура на рисунке Модильяни статична и устойчива, как египетский сфинкс.

После разлуки Модильяни вернулся к своей разгульной жизни, от последствий которой и умер в 1919 году. Ахматова узнала об этом случайно, прочитав журнал в 1920 году. Тогда об Амедео скажут, что скончался итальянский художник, а в 1922 году его назовут великим. Туберкулез, алкоголь и наркотики окончательно подточили его силы. А Жанна Эбютерн, его последняя муза, на следующий день после смерти Амедео выбросилась из окна, будучи беременной… Но это уже другая трагедия.

В 1990-х мир увидит выставку картин Модильяни, и среди ста работ будет место и портретам Ахматовой. Поэтесса же выйдет замуж еще дважды и только много лет спустя решится опубликовать «Записки о Модильяни». Иосиф Бродский выразился об этой истории следующим образом: «Ромео и Джульетта в исполнении особ царствующего дома». На закате своей жизни Ахматова поведает историю о красавце из Парижа:

В синеватом Париж тумане, И наверно, опять Модильяни Незаметно бродит за мной. У него печальное свойство Даже в сон мой вносить расстройство И быть многих бедствий виной. Но он мне — своей Египтянке... Что играет старик на шарманке? А под ней весь парижский гул. Словно гул подземного моря, — Этот тоже довольно горя И стыда и лиха хлебнул.

- Анна Ахматова, из черновика «Поэмы без героя».

Спасибо, что дочитали до конца! ✅

Если вам понравилась статья, ставьте лайк и не забудьте подписаться:)

Еще больше интересного про искусство простым языком в запрещенграме и тг-канале. А для аудиалов - подкасты :)

Мои статьи, которые могут вас заинтересовать:

Wiki